«Я должна была умереть». Риелтор из Уфы назвала имя депутата Баутского в деле о покушении на нее

01:30
184
«Я должна была умереть». Риелтор из Уфы назвала имя депутата Баутского в деле о покушении на нее

Много лет Екатерина Чехова молчала, понимая, что, возможно, перешла дорогу влиятельному бизнесмену, но сейчас оказалась в патовой ситуации.

Известный риелтор по расселению аварийных домов в центре Уфы Екатерина Чехова, которую связывают с депутатом Горсовета Уфы Александром Баутским, стала юридическим препятствием в споре между застройщиком и инвестором.

В интервью журналисту Пруфы.рф Екатерина Чехова поделилась откровениями из личной жизни и рассказала, какому давлению подвергалась все эти годы. И о том, как ее пытались «убрать» еще в 2014 году.

23 февраля 2021 года, спустя семь лет после начала уголовного дела по нападению под Уфой на риелтора, депутат Горсовета и застройщик Александр Баутский, наконец, дал показания в полиции, – правда, в качестве свидетеля. Семь лет в уголовном деле не было и до сих пор нет подозреваемого. Семь лет проживающего в Уфе Баутского, на которого указывала Чехова, почему-то не могли найти следователи. Два раза уголовное дело по ч. 1 ст. 111 приостанавливали. Теперь дело открыли вновь – уже в третий раз.

Дело баутского.png

В томах дела не одна страница исписана одними и теми же фразами, которые кочуют из года в год: «Я считаю, что к нападению на меня причастен Баутский. Мне поступали сообщения, которые я воспринимаю как угрозу: «Не доводи до плохого». Чехова не раз свидетельствовала: «На меня давят, мне предлагают настойчиво признать фальшивкой договор инвестирования, по которому нужно было расплачиваться Баутскому».

Екатерина Чехова и сейчас говорит, что оказалась препятствием в споре между депутатом-застройщиком Баутским и инвестором Олегом Гизбрехтом. Именно она оказала юридическое сопротивление, именно ее голос оказался решающим, благодаря этому инвестор получил причитающееся ему и по закону, и по совести. И если бы Екатерина умерла, все бы решилось иначе. Но она выжила и продолжает бороться.

«Собак прикармливали возле моего дома»

Ранним утром 9 октября 2014 года 54-летняя Екатерина Чехова вышла из своего дома, чтобы привычно пойти на остановку, сесть в маршрутку и поехать на работу.

Выйдя за калитку, Екатерина заметила свору собак. Напротив дома стояла припаркованная фура. Это было странно: раньше тут такой транспорт не останавливался. Еще и собаки кучковались возле фуры, как будто пытаясь заглянуть за нее.

Из-за собак Екатерина приняла нестандартное решение – свернула и пошла другой дорогой. На следующее утро собаки были уже в другом месте, Екатерина пошла бы привычным маршрутом, однако в тот день за ней приехала машина и увезла ее в командировку в Давлеканово. На третий рабочий день она уже пошла по привычному маршруту. Когда проходила возле фуры, что-то заставило ее обернуться: она заметила мужчину спортивного телосложения в камуфляжной одежде. На голове у него был капюшон, закрывающий лицо.

«Наконец-то, дождался», – послышалось женщине. Мужчина, выйдя из-за фуры, направился прямо в ее сторону. Екатерина решила пропустить его и прижалась немного к обочине, но тут же почувствовала, как кто-то надавил ей на плечо рукой.

«Удары наносились твердым тупым предметом», – будет написано потом в заключении судмедэксперта. Женщина закрывала от удара лицо рукой, треснули часы. Вместе с часами было отбито запястье. На плече у Чеховой была сумка, ею она пыталась прикрыться.

Не взяв ничего ценного и не оставив следов, так же быстро, как появился, молодой человек исчез. На месте преступления позже не найдут ничего, кроме лужи крови и стекла от часов.

В больнице Екатерину приняли в тяжелом состоянии спустя 1,5 часа после произошедшего. Исследование показало, что переломаны скуловые кости, теменные и височные. Был зафиксирован ушиб головного мозга тяжелой степени, многочисленные гематомы и перелом лучевой кисти. Из-за травмирования головы врачи не давали пациентке шансов.

Екатерина лежала в Городской клинической больнице №21 с 9 по 31 октября 2014 года. Что это было – покушение или случайное нападение, тогда Екатерина даже не думала. На следующей неделе должно было состояться два мероприятия – кассация по конфликту «Администрация Уфы – фирма «Эрмитаж» – Чехова на тот момент уже выиграла 80 млн компенсации в пользу жителей. И второе дело – ознакомление с экспертизой по уголовному делу по 303 статье «Фальсификация доказательств», которое на нее завели по заявлению депутата-застройщика Александра Баутского.

Кроме того, в день нападения Екатерина должна была встретиться с бизнесменом-инвестором Олегом Гизбрехтом, который на тот момент судился с Баутским за право на помещение по договору инвестирования. Коммерческое помещение в 1000 кв. метров Гизбрехт получил за вложение в 2005 году в стройку 20 млн рублей – этот договор инвестирования и пытался оспорить Баутский, но сначала надо было победить в уголовном деле с Чеховой.

«Выжила, потому что верила»

У Екатерины глубокие выразительные глаза. Несмотря на возраст в 60 лет, она выглядит моложе. В 35 лет Екатерина собиралась замуж, и будущий супруг сказал: «Не женюсь, пока не крестишься». Она крестилась за день до свадьбы, пошла в деревянную церковь на Белякова. Батюшка сказал ей: «Вы специально день выбрали, именины Екатерины только один день в году». Получается, выгадала, разводит руками Чехова.

Разговор с Екатериной часто прерывается, ей звонят клиенты. Один из звонков от настоятельницы женского монастыря. Екатерина крестится, она верующий человек.

– Я верю. И считаю, что выжила потому, что верила. Если бы господь Бог меня не спас, я была бы мертва. Врачи сказали, что еще миллиметр до гематомы – и можно было бы кушать кашу гречневую на моих похоронах… Когда он посадил меня и стал бить, меня там как будто не было. А когда все прошло, я будто обратно вернулась. Может, это сказки, но я искренне в это верю. Я лежала в больнице и говорила, что мне не больно. Я была в швах, гематомах, синяках, переломанная, но оставалось ощущение, что меня там не было. Кто-то дал мне силы не упасть там, на месте. И я не упала, у меня были силы встать и пойти.

Давление: «Им было выгодно, чтобы меня не было»

В беседе Чехова упомянула, что Баутский навещал ее в больнице регулярно – и даже там, пользуясь ее добротой и всепрощением, продолжал оказывать на нее давление.

– Весь этот период Александр Олегович очень плотно со мной общался. Писал СМС. Писал, чтобы я призналась, сделала как надо. А потом он, мол, меня защитит от всего. Он каждый день ходил в больницу. Думаю, он очень испугался. После того как сняли бинты, он сказал: «Ах, это били металлическим предметом, арматурой». Он сказал мне, что на него напали и избили. Я не знаю, может, он лгал мне, что на него совершено нападение. Он смелый только… Дай бог ему здоровья и всем его близким, – отмахивается женщина.

Материалы дела подтверждают, что Чехова давно жаловалась на давление. Более того, в ноябре 2014 года она написала заявление в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против Баутского за принуждение к даче показаний (ст. 302). В подтверждение она приводит бланки уголовного дела, которые уже собрались в большой том. «Я полагаю, что к данному преступлению может быть причастен Баутский Александр Олегович, который является учредителем ООО КТП «Стройтехмонтаж» и одновременно депутатом Уфимского городского совета. С февраля 2014 года на меня оказывается давление со стороны Баутского», – говорится в пояснении потерпевшей в уголовном деле, возбужденном Следственным отделом МВД по Уфимскому району.

В документе с показаниями Чеховой упоминается один из эпизодов их встречи. 4 ноября 2014 года после выписки она встретилась с Баутским в его автомобиле, и он доказывал ей, что «очень высокопоставленные люди просили его убедить написать явку с повинной». А когда Чехова отказалась, будто даже сказал ей, что она подписала себе приговор.

– Ему было выгодно, чтобы меня не было. Он страшный человек… – устало говорит Чехова. – Но я ему все простила, и все 10 лет жизни, которые были унесены. Но человек почему-то решил, что ему можно все. Почему, из-за чего весь конфликт? Я говорила: «Александр Олегович, вы строите на чужие деньги, и инвестор имеет право получить прибыль». Ответ был такой: «Пусть инвестор мне скажет спасибо, что я его впустил на свою площадку, и сколько я скажу, столько он и получит». Вот и все.

«Уйди и оставь меня один на один с Гизбрехтом»

Вернемся в конец 1990-х, до знакомства Екатерины с Баутским. В тот момент женщина осталась с маленьким ребенком на руках и матерью. Когда дочке было примерно три года, она стала заниматься недвижимостью. У нее хорошо получалось, основала свою фирму в 1998 году.

Когда в 2001 году сам депутат Горсовета, тогда еще очень влиятельный застройщик Баутский, обратился к Чеховой с просьбой помочь в расселении квартала под застройку, она согласилась. Получилось неплохо – она договорилась с Фондом жилищного строительства РБ (ФЖС), чтобы те приобрели часть квартир, нашла инвестора – бизнесмена Олега Гизбрехта. В 2005 году он вложил 20 миллионов рублей по договору об инвестировании через риелторскую фирму «Факел» в расселение, и взамен после завершения строительства должен был получить 1000 квадратных метров коммерческого помещения в новостройке на Крупской, 4.

Восстанавливаем хронологию конфликта. Итак, фирма «Факел» с помощью средств Олега Гизбрехта помогла расселить квартиры в ветхих домах по адресам Крупской, 2, 4. Инвестирование заключалось в том, чтобы вложиться в строительство многоквартирного дома по адресу Крупской, 4. Однако далее происходит непредвиденное – строительство дома затягивается.

Чехова проясняет ситуацию

– Возникшая ситуация по адресу Крупской, 4 Баутского не устроила, поскольку проект длился долго, с 2005 по 2011 год, в связи с чем цены на помещения в указанном доме выросли. Тогда и возник конфликт между моей фирмой и фирмой Баутского из-за средств, вложенных Гизбрехтом, – говорит она.

Так как юридически право было у инвестора Олега Гизбрехта, он признал свои права через суд, обратившись с иском к ООО «КТП «Стройтехмонтаж».

– Все необходимые документы были предоставлены в суде между Баутским и Гизбрехтом, – говорит Чехова. – На это господин Баутский в суде просто говорил, что ничего этого нет, документов инвестирования не знаю, не вижу. Но судья благодаря моим документам (как посредника в сделке), признала право собственности Олега Гизбрехта, на что Александр Олегович заявил, что документы поддельные. И на этом нарисовалось дело по 303 статье – «Фальсификация». Дело началось с августа 2011 года. Следствие сначала велось в РБ, следователь 2 следственного отдела, который на Советской, выносил все время отрицательные решения, которые затем отменялись, – говорит Чехова.

К слову, близкие к депутату люди говорили, что у Баутского в Верховном суде будто свои «подвязы», и что депутат якобы связан с председателем судебного состава Верховного суда – Ильдаром Канбековым. Поэтому и суды ему, мол, не страшны. И вообще, ничего не страшно. Связаться с самим Канбековым не удалось, однако в ответ на редакционный запрос в Верховном суде ответили, что жалоб на действия председателя не поступало.

– Почему нельзя работать честно. Почему те, кто работает по правилам, доходят до определенной стадии, а дальше им не дают идти, – удивляется Чехова. – Александр Олегович не раз говорил: «Уйди и оставь меня один на один с Гизбрехтом». Но я, наверно, не такого воспитания. Я училась по советским правилам, и привыкла жить так.

Итак, так как важными в деле по Крупской, 4 оказались именно свидетельские показания и документы Екатерины Чеховой, а суд, по словам Чеховой, все время выносил решения в ее пользу, – началось давление, в том числе публикации в СМИ.

– К моему адвокату подходили и говорили: «Пусть она уйдет, что она мешается под ногами», – вспоминает Чехова. – Потом появился другой вариант: я должна была согласиться на амнистию, должна была подписать заявление с просьбой прекратить дело в связи с истечением срока давности (наказания нет, но фактически это означает признание вины). Выиграв таким способом уголовное дело, Александр Олегович смог бы вслед за этим выиграть в гражданском споре с Гизбрехтом. Либо меня не должно было стать. Если б меня не стало, уголовное дело тоже можно было закрыть за смертью обвиняемого и признать правоту Баутского – он получил бы тот документ, который нужен.

В телефонном разговоре Олег Гизбрехт пояснил корреспонденту, что ситуация действительно не может разрешиться уже несколько лет. Сам он считает несправедливым как уголовное дело, которое с помощью влияния «заводят» на Чехову, так и то, что по договору инвестирования застройщик не проявил желание исполнить обязательства, назвав договор поддельным. «Конечную точку многолетнего спора, я полагаю, должен поставить только справедливый суд», – ответил он.

Баутский: «У меня нет связи в судах»

Мы попросили прокомментировать ситуацию с Чеховой и Александра Баутского. Во-первых, он категорично опроверг, что оказывает давление на суды, а также то, что знаком с председателем Верховного суда Канбековым.

– Вообще не хочу подобное комментировать, – заявил Александр Баутский. – Этого человека я вообще никогда в жизни не видел и никогда не знал, – однако тут же добавил. – Он приходил вроде 10 лет назад, претензию приносил. И даже не он вроде, а какая-то служба приходила. Это все равно, что сказать, что мой друг – Владимир Путин.

Причастность к покушению на Чехову Баутский отрицал.

– Я ее забыл и не встречаюсь с ней. Я ее с 2010 года ни разу не видел.

Корр.: Точно ни разу? Вы приходили к ней в больницу в 2014 году? Она говорит, что вы были у нее каждый день.

– Да, я приходил к ней в больницу, – начинает противоречить сказанному ранее Баутский. – Потому что когда я пришел в следственный комитет, мне сказали там, что Чехова находится в реанимации. Я сказал, что не верю в это и побежал к ней в больницу. Потому что в этот день она должна была прийти и сделать явку с повинной по тому делу, которое идет сейчас в суде, и признать свою вину.

Послесловие

На самом деле в деле «Чехова-Баутский», на наш взгляд, все ясно и безупречно просто. Ее невиновность в наговоре очевидна, как очевидно и то, что правоохранительные органы и вся правоохранительная система созданы, чтобы защищать и оберегать именно таких, чьи права нарушены. От тех, кто нарушает законы, кто играет с законами и пытается использовать служебное или финансовое положение для того, чтобы нечестно выигрывать суды – внаглую прикрывая черное белым.

Мы просим суд, правоохранительные органы, прокуратуру обратить должное внимание на ситуацию, оценить все доводы по существу и принять решение, основываясь только на праве, а не на личных знакомствах, положении в обществе и статусности.

Источник:
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...